Клуб поклонников Алексея Попова

22:45 

Прост

~jasper~
псих. униКАЛЛЕН. оХЕЙЛенен. прекрасен и опасен ...и весьма коварен
— Ален, добро пожаловать! Первый раз у нас?
— Да, первый раз в Москве.
— Ну начинать никогда не поздно!
— Да, мне самом очень интересно и к тому же, думаю, я как раз в хорошее время начинаю. Должен вернуться ещё в июле на первые гонки Мировой Серии Рено у вас ну и через пару лет, надеюсь, на Гран-при в Сочи!
— Удалось уже что-нибудь посмотреть?
— Нет, кроме дороги из аэропорта пока не особо. Видел пробки, как и во всех больших городах, так что особой разницы нет.
— Ок, хорошо, ты приехал сюда гоняться на льду. Мы уже видели тут международных звёзд, Дэвида Култхарда, Нельсона Пике-младшего, но они просто приезжали в рекламных целях, а ты только что выиграл Трофей Андрос во Франции,
— Да…
— Значит ты хорошо пилотируешь на льду?
— Да, но я не знаю, можно ли тут сравнивать! Не знаю, какая тут машина, резина… Это ведь совсем разные технологии, я действительно стал одним из специалистов ледовых гонок, но в Трофее Андрос у машин не только четыре ведущих, но и четыре управляемых колеса, это прототипы у которых 360 сил. Здесь же куда более близкие к серии машины на шипованной резине. Но в любом случае это что-то довольно близкое мне, хотя, как и в любом спорте, сравнивать разные классы не стоит. И потом я ведь не выигрывать сюда приехал. В первую очередь, — открыть для себя что-то новое, раздвинуть горизонты. Я приехал по приглашению «Рено» и его российского филиала, потому что нам важно понять, как такие гонки проходят у вас, какая атмосфера. К тому же мы потихоньку готовим Мировую Серию в июле, немного Ф-1. Для нас важно быть здесь, мы немного говорим о нашей жизни, о нашей карьере, обо всём, что мы сделали раньше. Я теперь официально стал послом «Рено», так что это позволяет нам передать часть своих знаний о нашей марке, но и об автомобиле и об автоспорте в целом. На самом деле я сам сейчас больше учусь, чем всерьёз нацеливаюсь на конкретную гонку, как пилот.
— Знаешь, «Рено» ведь с одной стороны выиграло чемпионат с «Ред Буллом», но с другой стороны потеряло собственную команду, которая теперь называется «Лотусом». И особенно тут, в России, всё не лучшим образом прошло с увольнением Петрова… Твоё личное мнение, не как посла «Рено», а как пилота, — Петров силён? Его справедливо уволили или нет? Мнение об этой истории?
— Моё мнение о Виталии Петрове… Всегда сложно судить кого-то, кто провёл в Ф-1 два года. Но он провёл несколько шикарных гонок. Нельзя не вспомнить Абу-Даби два года назад. Не в прошлом году, а до этого. Или в начале прошлого года, когда машина была в порядке, он сам выступал блестяще. Конечно, сезон у него был несколько непостоянным, но это зависело от формы машины. В таких случаях люди с опытом смотрят гонку за гонкой, как он выступает на фоне своего напарника. И здесь как раз не было никаких проблем, если следить за его выступлениями. Решение, которое было принято командой… Я не могу о нём судить, снаружи это тяжело. Я думаю, что примерно знаю… Иногда в команде много слушают советчиков, людей, что находятся позади… Что-то такое я уже слышал там… И вот… В итоге, принятое решение, думаю, что оно не было глубоко продуманным, тщательно вызревшим. Думаю, им неожиданно представилась эта возможность взять Кими Райкконена. Посмотрим, посмотрим, хорошее ли всё это в итоге решение. Ну а Петров… Всегда очень тяжело и плохо вступать в сезон по ходу. По крайней мере ему повезло, что он начнёт с самого начала. В итоге это очень позитивно, почти чудо, что всё получилось. Сейчас вообще столько хороших пилотов никуда не могут попасть…
— Отсюда другой вопрос. Сейчас много говорят о коммерческом аспекте в Ф1. Раньше тоже одного таланта было недостаточно, но всё же… Ты вот не из самой богатой семьи,
— О, да…
— А ты прорвался,
— Да…
— Пусть тебе немного и помогли,
— Да, само собой…
— А теперь приходят пилоты из Венесуэлы, говорят также о России. И получается, что только богатые могут выступать? И тут же вопрос про твоего сына, Николя. Он хорошо пилотировал, но…
— Мой сын, это как раз иллюстрация. Когда он выиграл чемпионат Европы в Ф3000 и надо было идти в ГП2, это было примерно миллион двести — миллион четыреста… Причём в евро… Мы никогда не нашли денег и пришлось искать другой путь для карьеры… Но всё это идёт издалека. И этому есть две причины. Первая, самая сложная для меня, и я всегда о ней говорил… Слишком много чемпионатов. Слишком много серий до Ф1. Слишком много коммерческого интереса, но очень мало желания, как это было в наше время, следить за талантами и открывать их. Пока были Формула-3, Формула-2 и Формула-1 все понимали что происходит. Когда я выступал в Формуле-Рено то знал, выиграю чемпионат — у меня сеть бюджет на класс выше на следующий год. Выиграю там — пойду ещё дальше. Если я второй — всё закончено. А здесь у нас воронка, которая непомерно расширена и возникакет просто пробка… Я видел это, когда у меня была своя команда. Очень сложно следить за пилотом от картинга, например до, ну скажем до ГП2 и точно утверждать, что он, например, очень талантлив. Потому что одновременно выступают дебютанты и те, кто провели уже три года, четыре года в одной серии… Что покажешь на их фоне? А те, кто остаются по три-четыре года — бюджеты-то у них. А они могут долго оставаться и искать потом другие пути. Так что вся система не очень хороша. И к тому же теперь в Ф-1 нет тестов… Вот говорят, сейчас в Ф-1 шесть чемпионов мира. Это фантастика, это уникально в истории. Но в результате, есть пилот, которому за сорок. Есть Баррикелло, который только закончил. Есть целая группа по 35 лет. И команды вынуждены оставлять старичков, потому что за ними опыт. Молодому ведь надо сколько проехать, чтобы хоть немного начать обрастать опытом?
— Как раз ты хорошо знаешь Баррикелло, потому что ещё сам выступал против него, ты знаешь Трулли, потому что он гонялся в твоей команде, где едва не выиграл свою первую гонку в Австрии. Если бы сейчас ты заново создал команду, то взял бы скорее Баррикелло с Трулли, или всё-таки доверил бы молодым?
— Тяжело сказать, потому что надо всегда чётко смотреть, что именно есть под рукой. Но я бы взял одного опытного пилота, как Баррикелло или Трули, или что-то такое, и одного очень молодого. Потому что я всегда доверял им… Но надо понимать, что молодой пилот в команде стоит очень дорого… Ты может платишь опытному больше, но в итоге он и приносит больше. С другой стороны нельзя не впрыскивать молодую кровь. Она нужна Ф-1! Но даже если ты нашёл мощный молодой талант, то для нормальной, базовой команды, очень сложно взять и связать себя с ним на десять лет. Нельзя взять и подписать на десять лет, надо вести его мало-помалу, а ведь именно до Ф-1 надо вкладывать в него много… «Ред Булл» может это себе позволить. Раньше «Мальборо» могло себе такое позволить. Ещё раньше «Эльф» тоже мог себе что-то позволить, пусть и с более компактными, конечно, бюджетами… А так всё это сейчас очень тяжело… Потому мы и видим тенденцию для всё большего количества пилотов приходить с собственными бюджетами.
— Не жалеешь свою былую команду, когда видишь, что Мосли несколько лет назад декларировал бюджеты в 40 миллионов?
— Абсолютно не жалею, потому что это суммы выдуманные. Нет таких сумм сегодня. Вот у меня в своё время были такие суммы. Даже меньше. В последний год и до тридцати бюджет не дотягивал. Мы изворачивались на 25-28 миллионов… Но теперь нет никаких сорока. Это всегда намного больше. Намного!
— Ну ты всё же думаешь, что сегодня оно бы прошло лучше?
— Нет, наоборот. Сегодня команда во Франции никогда бы не нашла спонсоров даже на эти сорок миллионов, которых бы всё равно не хватило.
— И Гран-при-то всё так и нет…
— Вот именно. Говорят, что ищут на Гран-при семь миллионов! Семь миллионов в год для страны… Да там ведь только зрителей было бы 50, сто тысяч… Нет уж, никаких сожалений!
— Во Франции даже машина стала сейчас неполиткорректной?
— Мы в целом в Европе сейчас видим некоторое снижение интереса к Ф-1, но во Франции это особенно выпячено. У нас очень сильные движения экологистов, борцов за окружающую среду… Они сделали машины главным объектом своей войны. А уж когда начинаешь говорить про гонки на машинах… Нет хуже дьявола… Правда, у меня есть ощущение, что интерес понемногу начинает возвращаться, потому что некоторые начали понимать, что автомобильная индустрия создаёт просто-напросто больше всего рабочих мест в стране. Впрямую и косвенно. Так что бороться с машинами — глупо и смешно. Да, можно немного иначе всё делать, можно улучшать экологию, расход топлива. Даже Ф1 начинает свой переход на маленькие моторы уже через два года. Можно делать вещи умно, а вот так просто бить по всей системе — это смешно…
— А у нас-то всё наоборот. Петров борется, хоть теперь и в команде поменьше. «Маруся» пытается вырасти в гонках и делать дорожные суперкары, через пару лет мы проведём Гран-при в Сочи и даже в Мировой Серии у нас будет четыре россиянина, причём двое — вместе, во франко-русской команде?
— Да? А я и не знал что будет аж четверо! Так это же здорово! Хорошо иметь пилота на вершине, так привлекается интерес. Хорошо иметь и Гран-при, но важно иметь молодёжь, которая выступает на ближайших подходах. Это доказывает, что страна развивается, вообще для Ф-1 хорошо разнообразие. Венесуэла, Россия… В целом гонки становятся всё более международными… И вот тут мы видим, где реальная экономика. На западе возмущаются, что есть пилоты, приносящие деньги. Но надо ли так возмущаться? 20-30 лет назад это были «Эльф», «Рено», «Мальборо» чуть шире, интернациональней… Ведь косвенно в тот или иной момент нам самим все эти люди помогали. Но почему они помогали? Потому что была коммерческая отдача. Не только в моей стране, но и вокруг, в Европе. Сегодня, даже если вложить 20-30 миллионов во Франции, то деньги никогда не вернутся… Потому что наша экономика всё менее значима, а европейская — в целом в мире… Мне это грустно. Это не Ф-1, это страна в целом. А сила — это вы, это страны Залива, это Бразилия, чья экономическая мощь растёт… Жизнь изменилась, изменился мир!
— Теперь давай о предстоящей битве чемпионов. Я называю фамилию, а ты в несколько фраз даёшь характеристику.
— Поехали!
— Феттель?
— Феттель… Для меня это супер-талант. Но особенно — супер-характер. Он очень эффективен в своей команде, его любят. И надеюсь, что он сможет сохранить такую же свежесть очень долго, это очень симпатично.
— Алонсо?
— Алонсо, это правда сила. Он вселяет уверенность во всех. Но не знаю, сможет ли он добиться с «Феррари»? Я не уверен…
-это твой опыт в тебе говорит?
— (смеётся)
— Хэмильтон?
— В прошлом году это был самый большой загубленный талант Формулы-1. Надеюсь, что он сможет вернуть себе голову и хорошую атмосферу, чтобы доказать наконец, что он заслуживает намного большего, чем то, что показал в прошлом году.
— Баттон?
— Баттон стал большим открытием и сюрпризом. Но не для меня, я его очень люблю, Дженсона…
— Это взаимно, ты знаешь…
— Да, да, я знаю! Я люблю его и как человека, личность, но и его стиль мне импонирует. Я думаю, что он нашёл. Не стиль, а правильный баланс между скоростью и стилем. Может ещё одну десяточку бы ему найти в квалификации. Но в гонке… Это гоночный зверь! И в таких чемпионатах, как тот, что сейчас стартует, он ещё не сказал последнего слова, потому что надо будет быть очень надёжным, постоянным и регулярным.
— Кими, который возвращается?
— Кими, который возвращается — это огромный знак вопроса. Найдёт ли он мотивацию? Можно говорить вещи, которые будут банальными, я знаю, что это великолепный талант, это несомненно. Растерял ли он талант за два года вне ф1, потому что жил несколько специфичной жизнью? Будет ли мотивация с командой, которая не позволит нму сразу же быть на первых ролях? Это большой вопрос. Но точно, что нам нужен свежий воздух, что-то новое, немного харизмы и сумашедшинки — это высший класс!
— Ну и напоследок я оставил одного чемпиона, не самого свежего…
— Шумахера!
— Почти такого же старого, как ты…
— Нет уж, не настолько!
— Ты думаешь, что он не прав? Что он в целом зря вернулся?
— Я сказал одну фразу и вот уже два года я её повторяю и не хочу, чтобы ею превратно истолковывали, это не критика. Я думаю, что каждый в жизни решает в зависимости от собственных интересов, воли, мотивации и так далее… Это не критика. Одна вещь, которая мне показалась не очень правильной, — это говорить «я возвращаюсь, чтобы быть чемпионом мира». Вот это было не совсем реалистично и это у него же самого немного отняло мотивацию. Не мотивацию, но возможность быть чуть более расслабленным. Если бы он сказал " я прихожу помогать Росбергу и Мерседесу" это было бы совсем иначе. А теперь он немного застрял в собственных же целях с «Мерседесом». Несмотря на это в прошлом году, особенно под конец сезона, он был не так и далеко. Он был неплох. Но отсюда говорить, что он заново может стать чемпионом мира… В это я не верю совсем. Не верю совсем…
— А веришь, что двое, что не были чемпионами, но были очень близки, а теперь оба с нависшим дамокловым мечом, Марк Уэббер и Фелипе Масса, — могут ли они вернуться? Хотя бы один из них двоих?
— Из них двоих может вернуться Марк Уэббер. Для Фелипе это будет куда сложнее, потому что «Феррари» очень много поставили на этот сезон и они автоматически, даже если не будут в этом признаваться, будут очень многое ставить на Алонсо. Они хотят, чтобы Масса был быстр, но чтобы он был сразу позади Алонсо, на десяточку всего позади, но это будет очень сложно.
— А тебе не кажется, что бедный Марк в «Ред Булле» может чувствовать себя немного как ты в «Макларене»?
— Да, это точно, я уже видел в прошлом году и мы много разговаривали с ним. Но я думаю, что этот год был самым сложным, самым тяжёлым, Феттель доминировал, а Уэббер не очень хорошо адаптировался к резине. Но вот в этом сезоне, думаю, он сможет чего-то добиться позитивного! И кроме этого он просто фантастический пилот, который может быть первым номером, а может и гениальным вторым номером. Так что не думаю, что его карьера под угрозой, наоборот, может начаться новый взлёт. Вообще в год после того, как Феттель выиграл уже два чемпионата может случиться очень многое. Хотя я верю в это только наполовину, потому что Феттель настолько на своём облаке сейчас, он на пике сейчас. Но и Уэббер показывал и доказывал уже невероятные вещи.
— Многие говорят, что Баттон и Хэмильтон вместе сейчас — это как Прост и Сенна. Стиль пилотажа, личность…
— Может и не так далеко от истины… Но я не очень люблю, когда сравнивают эпохи, ситуации. Сейчас нет в команде Рона Денниса, нет «Хонды». Влияние мотора сейчас не так велико… Когда всерьёз начинаешь пытаться сравнить, понимаешь, что это очень-очень сложно. И именно поэтому наше время было невероятно фантастическим (смеётся), потому что было очень сложно. Да и надёжность моторов и машин была совсем не такой. Я, например, всегда набирал больше очков, чей любой мой партнёр по команде. Даже когда Айртон выиграл, это было из-за одной лишней победы, а в чистых очках я набрал на 11-12 больше. Всё это надо брать в расчёт, а по чистому стилю пилотажа и общей атмосфере, весь набор настолько силён, что сравнивать эпохи нельзя.
— И последнее. Наш друг Жан Алези будет выступать в Инди-500. Во-первых, думаешь ли ты, что он прав, потому что многие называют затею очень опасной. И во-вторых, — хотелось ли тебе самому когда-то — 500 миль, Ле-Ман, — великие гонки?
-Нет… Великие гонки… Нет, потому что я не хотел так серьёзно рисковать. Я завершил карьеру в 38 лет, потом занимался разным другими вещами, это могло бы наверное посетить меня в 41-42 года, как Михаэля сейчас… Но я никогда не хотел. Невозможно рисковать, когда ты не целиком контролируешь ситуацию. Я ведь не начал это молодым, значит знания и умения будут другими… Выступать в Ле-Мане, как джентельмен-драйвер, можно, конечно, но всерьёз рисковать… Под дождём и всё такого рода. Нет, я больше не хотел. Так что теперь уж поздно начинать. Что до Жана, то я его много тренирую в Женеве на велике, чтобы он был в хорошей форме. И про риски говорит мне он, я ему не говорю. Это его выбор, он его сделал и теперь надо держаться, максимально готовиться… Я бы сам никогда этого не сделал, но его критиковать не буду ни в коем случае. Это великолепно, но и настолько опасно… Хотя мы живём один раз. Сложно…
— А теперь в одно слово. Кто будет чемпионом?
— Хэмильтон
… Тут я прощаюсь с телезрителями на камеру, ещё раз представляю Алена, а он всё думает над своим прогнозом. И добавляет, словно не будучи уверенным:
— Не знаю, надо ли было это говорить…

(с) А. Попов

@темы: Блог Алексея

Комментарии
2012-02-29 в 01:14 

~jasper~
псих. униКАЛЛЕН. оХЕЙЛенен. прекрасен и опасен ...и весьма коварен
Здесь видео интервью. Более короткое, естественно. Не встраивается. Так что - ссылкой.

     

главная